Жаркое лето 2010 бьёт рекорды 1936 года. Пожары на Рязанщине там же, что и тогда.

Сейчас ни один день не обходится без того, чтобы температура не била рекорд какого-либо года. Чаще всего упоминается 1936й, который был феноменально жарким. Кстати, леса горели и тогда, причем там же, где и в этом году. В Рязанской области особенно всё символично. Речь пойдет в повествовании об отсутствующем ныне поселке Курша-2, впрочем и основной поселок Курша теперь заброшен, а попасть в него можно по узкоколейной железной дороге из разъезда Гуреевский Горьковской железной дороги. Регулярные поезда по этой ветке не ходят с 2006 года…
Курша-2 была построена вскоре после революции — как рабочий поселок для освоения огромных запасов леса Центральной Мещеры. От существовавшего уже ответвления Мещерской магистрали (Тума — Голованово) туда была протянута ветка узкоколейки, вскоре продолженная дальше на юг — в Лесомашинный и Чарус.
Поселок рос, к 30-м годам он насчитывал уже больше тысячи жителей. На лесосеках жили и сезонные рабочие из окрестных деревень. Несколько раз в сутки старые паровозы выводили составы с бревнами из глубины лесов «на поле» — в Тумскую, где лес обрабатывался и оправлялся далее — в Рязань и Владимир.
Лето 1936 года выдалось очень жарким, грозовым и ветренным. Теперь уже никто не знает, почему в первых числах августа в самом центре Мещерского края, в районе Чаруса, возник очаг пожара. Подгоняемый сильным южным ветром, огонь быстро продвигался на север, превращаясь из низового в самый страшный — верховой пожар.
Поначалу, угрозы никто не осознавал. Ночью с 2 на 3 августа в Куршу-2 прибыл поезд из порожних сцепов. Поездная бригада, знавшая о пожаре, предлагала вывезти хотя бы женщин и детей — все мужчины давно уже были в лесу на огнезащитных работах. Но диспетчер приказал следовать в тупик для погрузки скопившихся бревен — чтобы «не пропадать народному добру». Работа эта затянулась почти до подхода фронта пламени, и в Куршу-2 поезд пришел, нагоняемый по пятам лесным пожаром.
Трудно представить себе, что творилось тогда на небольшой станции лесного поселка. Опасность стала ясна всем — ведь поселок находился в самом центре огромного соснового массива. Никто и не пытался сбросить бревна со сцепов — людей сажали куда только можно — на паровоз, на буфера и сцепки, сверху на стволы. Места хватило не всем, когда поезд уходил на север, в Туму, его провожали обезумевшими взглядами сотни людей.
Драгоценное время было упущено. Когда поезд подошел к мосту  через небольшой канал в трех километрах севернее Курши-2, деревянный мост уже горел. Загорелась сначала голова поезда, а затем — его хвостовая часть. Люди из последних сил пытались спастись, убежать из этого ада, но пути не было. Обожженые, задохнувшиеся в дыму, они падали там, где застигла их судьба.
По разным источникам в трагедии 3 августа 1936 года погибло от 1200 до 3000 человек. Из всего населения Курши-2, поселений на лесосеках, а также личного cостава войсковых частей, брошенных на борьбу с огнем, выжило немногим более 20 человек. Часть отсиделась в пруду поселка Курша-2, по колодцам и выгребным ямам, а часть — из остановившегося поезда каким-то чудом сумела пробежать сквозь фронт огня, спасшись на небольшом безлесном бугре. Со всей округи сюда набирали добровольцев в похоронные команды, а чтобы выдержать ужас этого пожарища, бочками везли водку. Всех собрали в одну огромную братскую могилу, поставили маленький деревянный обелиск. Вопрос был закрыт.
Мещерскую трагедию приказали забыть — ведь шел 1936 год. В литературе и музейных данных почти ничего нет о событиях этого черного лета. После пожара поселок был частично восстановлен, но просуществовал недолго. После войны людей оттуда выселили, длинию Курша-Чарус разобрали, и в Курше-2 стали жить только лесники. В наше время здесь осталась лишь зарастающая поляна с развалинами, часть из которых, вероятно, была домами, выстроенными после пожара 1936 г. На северо-восточной окраине поляны, недалеко от кирпичного фундамента, видимо бывшего когда-то паровозным депо, находится большая братская могила. Здесь похоронены жертвы забытой ныне трагедии.
В поселке Голованово, всего в 7 км. от развалин, доживает свой век 90-летняя бабушка — Ираида Константиновна Рунова. Последний оставшийся в живых житель Курши-2… В поселке Голованово, всего в 7 км. от развалин, доживает свой век 90-летняя бабушка — Ираида Константиновна Рунова. Последний оставшийся в живых житель Курши-2. » Я сидела на буфере вагона, — рассказывает Ираида Константиновна, — в центре состава. Когда поезд подошел к небольшому каналу в трех километрах от Курши, деревянный мост уже горел. Загорелась голова поезда, а потом его хвост. Я с подружкой сначала побежала к мосту, но потом решила вернуться к Курше. Так и разминулась с подружкой — навсегда… Прибилась к мужчинам, тушившим огонь, может, это и спасло меня. Можно сказать, легко отделалась — тогда у меня обгорели только ноги и волосы сгорели…»
История о пожаре 1936 года частично позаимствована с сайта geocaching.su.
Для тех, кто задается вопросом, что сейчас ездит по узкоколейной ветке — ответ по ссылке.



Похожие записи

Прокомментировать